ГЛАВА ПЕРВАЯ - ВВЕДЕНИЕ (БЕГАЙ БЫСТРО И БЕЗ ТРАВМ) Гордон Пири

Основной причиной, по которой бег стал самым популярным видом спорта в
Соединенных Штатах и во всем мире – это свойственная ему простота. Бег
естественен для всех людей.

бегай быстро и без травм
Конечно же, некоторые люди от рождения одарены
определёнными физическими и психологическими качествами, которые позволяют
им прогрессировать лучше, чем другим, но, тем не менее, каждый может хорошо
бегать на определённых дистанциях. Кроме того, занятия бегом не требуют
никакого специального снаряжения и спортивных сооружений – только простое
желание
.

Учитывая то, что бег сам по себе так прост, для меня (а я бегаю почти полвека)
кажется нелепым то, что он стал так переполнен ложной информацией – начиная
от теорий о самом безопасном и эффективном способе бега и до новейших
разработок в области беговой обуви. В большинстве своём эта информация очень
искажена и основана на таких ошибочных принципах, что и серьёзные спортсмены
и начинающие бегуны трусцой не имеют возможности разобраться, откуда им
ждать верного совета. На протяжении своей спортивной карьеры я наблюдал
развитие бега с тех времен, когда даже лучшие атлеты не тренировались более
трёх-четырех раз в неделю, и до сегодняшних дней, когда спонсорские деньги и
контракты с производителями спортивной экипировки заставляют атлетов
отдавать практически всё время тренировкам и соревнованиям.

За 45 лет занятий бегом, я принял участие в трёх олимпиадах (выиграл
Серебряную медаль на играх Мельбурнской Олимпиады в 1956 г.) и установил
пять официальных мировых рекордов (а также более дюжины неофициальных). Я
встречал на соревнованиях и побеждал почти всех великих атлетов своего времени
и на сегодняшний день пробежал почти четверть миллиона миль. Кроме этого я
тренировал нескольких лучших бегунов Великобритании и Новой Зеландии, и
некоторые из них установили мировые рекорды. Я помогал Адольфу (Ади)
Дасслеру (основателю Адидас) в разработке соревновательных моделей шиповок,
которые стали прообразом большинства удачных современных моделей. Этот
перечень своих достижений я привел для того, чтобы вызвать большее доверие к
последующему изложению.

Информация, представленная в книге не основана на абстрактных домыслах либо
эзотерических теориях, а является результатом более чем 45 летнего опыта
спортивной деятельности и тренерской работы. Поэтому я надеюсь, имею право
начать с утверждения, что большинство бегунов в мире в настоящее время бегают
неправильно и тренируются неэффективно. Это справедливо как для людей
бегающих для улучшения здоровья, так и для атлетов, соревнующихся на высшем
международном уровне. Статистика Медицинской Ассоциации Америки
показывает, что 70% более чем 30 миллионной армии «серьёзных» бегунов в
Соединенных Штатах ежегодно получают травмы. Это вызывающее беспокойство
количество травм не является характерным только для новичков или для элитных
спортсменов, а свойственно бегунам любого уровня.

Эпидемию травматизма, охватившую беговой мир и отравляющую жизнь
миллионам бегунов (а для многих сделавшую невозможным продолжение занятий
бегом), породили 3 основные причины. Первая, и основная причина – очень
немногие знают, как бегать правильно. Неправильная техника даёт излишнюю
нагрузку на стопы, щиколотки, колени, спину и в конечном итоге неизбежно
приводит к травмам.
Вторая причина не такая очевидная, как первая, хотя и тесно с ней связана. Почти
вся современная беговая обувь сконструирована таким образом, что делает
правильную технику бега невозможной (что в свою очередь приводит к
хроническому травматизму у тех, кто её носит). Самое распространённое
заблуждение относительно техники бега – это то, что бегун должен приземляться
на пятку, а затем перекатываться на переднюю часть стопы. При разработке
беговой обуви большинство производителей пало жертвой этой концепции. В
результате беговая обувь каждый год становится всё более громоздкой и
неуклюжей. Вместо того, чтобы защищать ногу бегуна, она в действительности
ограничивает возможность бегать правильно и в конечном итоге приводит к
разрастанию эпидемии травматизма.

Третьим фактором, влияющим на распространение травматизма, стало излишнее
внимание, уделяемое объёму беговых нагрузок, в особенности медленным
длительным пробежкам. Если в тренировке не соблюдается правильный баланс
нагрузок, включающий спринт, интервальную тренировку, силовую работу, бег по
холмам и длительный бег, то тело попросту не сможет адаптироваться к стрессу,
предъявляемому ежедневными тренировками.
Большинство бегунов подходит к построению тренировки в обратном порядке: они
устанавливают для себя программу подготовки и начинают ей следовать. В
последствии, когда возникает проблема, они думают, что её можно разрешить,
внеся коррективы в план или поменяв беговую обувь (очень немногие могут
критически осмыслить ситуацию, большинство ожидает чуда).
Первая вещь, которую должен усвоить бегун – это правильная техника бега.

Всё
остальное можно строить на этом фундаменте. Эта книга начинается именно с
рассмотрения этой ключевой составляющей. Но прежде чем начать, может быть
некоторым читателям будет интересно узнать истоки моей спортивной карьеры.
Первым, кто зародил во мне, маленьком английском мальчике, интерес к бегу на
длинные дистанции, был мой отец. Он принимал участие в чемпионате 1926 года
по кроссу, бегал марафоны, и работал организатором нескольких 20 и 30-мильных
пробегов. 30-мильный пробег «Кросс Южного Лондона» проводился ежегодно,
начиная с 1940 года, и стал одним из старейших соревнований в беге на длинные
дистанции. В результате этого фанатичного увлечения моего отца бегом, мимо
меня с самого раннего возраста проходил нескончаемый поток совершенно
одержимых бегунов на длинные дистанции (среди них был Чемпион Европы,
серебряный призер Олимпийских Игр и победитель Игр Содружества).

Моя работа заключалась в том, что я должен был знакомить бегунов с трассами
пробегов, в которых им предстояло участвовать. Так как в возрасте 10 лет я был не
в состоянии бежать с этими людьми, я сопровождал их на велосипеде. Основным
уроком, вынесенным мною из общения с этими выдающимися (хотя и довольно
эксцентричными) спортсменами, стало усвоение некоторых привычек бегунов
высшего класса.
Иногда эти люди казались мне не вполне нормальными. Их отличала чрезвычайная
агрессивность, и казалось, что они воюют со всем миром. Имейте в виду, что это
было время, когда увидеть бегуна на улице или на дороге было в высшей степени
необычным явлением. Особенно мне запомнилось презрение, с которым они
относились ко всем прочим членам «цивилизованного мира», частью которого они
себя не признавали. Такое отношение часто пугало и обескураживало меня. Когда
я сопровождал их на велосипеде, то старался ехать подальше впереди, чтобы не
оказаться в центре схватки бегунов с разозлённым мотоциклистом,
автомобилистом или пешеходом. Эти бегуны, часто подверженные депрессии из-за
условий жизни и работы на шахте, искренне считали, что во время бега дорога
принадлежит только им. Если на дороге встречался крутой поворот, то они
срезали его по кратчайшему пути, заставляя с визгом тормозить машины, едущие в
обоих направлениях. Они всегда были готовы начать драку, а разозленные
водители готовы были дать отпор. Агрессивность бегунов росла пропорционально
сложности пробегаемой дистанции. Одна из самых сложных трасс в Сюррее имела
несколько затяжных, очень крутых подъёмов, с перепадом высот до 400 футов.

Во время бега по этим Меловым холмам в Северном Даунзе, никто из бегунов не
выказывал ни малейшего намека на то, что он получает от бега положительные
эмоции. Холмы делали их только более воинственными и агрессивными.
Том Ричардс, бывший шахтер из Уэльса, был типичным представителем таких
бегунов. До самой смерти в 1985 году он продолжал выполнять очень
напряжённую тренировочную программу. Благодаря своему боевому характеру, он
смог выиграть Серебряную Медаль на Олимпийском Марафоне 1948 года. На
протяжении последних 20 миль дистанции он бежал всего в 100 ярдах позади
аргентинского бегуна Кабреры, выигравшего этот забег (в действительности, он
просто не знал, что почти всё время бежал третьим). Он так и не смог наверстать
отставание от аргентинца и финишировал лишь на 15 секунд позже. И он и
Кабрера обогнали бельгийского бегуна Гейли, лидировавшего всю дистанцию, уже
на дорожке стадиона.
Том Ричардс был одним из спортсменов, с которыми я начал бегать в 40-х годах.
Том и похожие на него бегуны постоянно экспериментировали с различными
диетами или напитками, которые должны были улучшить их результаты в
соревнованиях (некоторые вещи так и не меняются, верно?). В те дни всё делалось
методом проб и ошибок – в точности как сегодня! И они совершали ошибки,
которые сегодня кажутся совершенно очевидными, например, принимали
концентрированные солевые или сладкие напитки, которые должны были придать
сил на дистанции. В результате, на финише марафона очень часто можно было
наблюдать согнувшихся, мучающихся в судорогах бегунов, которых уносили на
носилках в сопровождении медиков – прямое следствие приёма этих
концентрированных напитков. Редко можно было видеть на финише мужчину
(женщины тогда не участвовали в соревнованиях в беге на длинные дистанции)
который бы не страдал от судорог. Складывалось впечатление, что марафон бегали
для того, чтобы вызвать сочувствие друзей и близких, которые были совершенно
уверены, что спортсмен находится на последнем издыхании.
Финиш Кулсдонского Марафона был организован у входа в Тюдор Роуз,
популярный местный паб. Уэльские шахтеры, без сил валившиеся с ног на финише
пробега, на заплетающихся ногах преодолевали 100 ярдов до входа в Тюдор Роуз и
поглощали дюжину пинт хорошего английского пива, чтобы предотвратить (а
может быть и ускорить) полный коллапс организма.
Старый бегун Бейли, которому уже давно перевалило за семьдесят, был настоящим
проклятием для организаторов пробегов, которым не очень нравилась перспектива
каждый раз дожидаться его на финише в сумерках. Как-то раз, когда дистанция
забега состояла из 3-х одинаковых кругов, организаторы, знавшие особенность
Бейли финишировать поздно ночью, решили насильно снять его с пробега после 2-
го круга. Однако они недооценили железную хватку упрямого старика.
Потребовались усилия полудюжины организаторов пробега, каждый из которых
был вдвое моложе Бейли, для того чтобы поймать его и удалить с дистанции.
Когда его уносили на руках, Бейли продолжал бежать, размахивая ногами в
воздухе. Старик хотел пробежать столько миль, сколько было возможно.
Другой забег, трасса которого проходила вокруг Виндзорского Замка и
прекрасного Виндзорского Парка, состоялся в необычайно жаркую погоду.
Большинство бегунов финишировало в состоянии крайнего истощения,
происходящего если не от жары, то по причине возраста, приёма
концентрированных напитков, либо просто из-за плохой подготовки. Даже
победитель забега, Гриффитс из клуба Хилл Харриерз выглядел на финише не как
чемпион, а как кандидат в больничную палату.

Так вышло, что старт Олимпийского марафона 1908 года был расположен у
Виндзорского Замка, так, чтобы король Эдуард VII мог наблюдать соревнования.
От старта забега до финиша на стадионе Уайт Сити было ровно 26 миль и 385
ярдов – длина марафонской дистанции, сохранившаяся до наших дней.
Как видите, моё отношение к бегу формировалось под влиянием окружавшего
меня поколения бегающих «идиотов» - я ни в коем случае не вкладываю в это
определение презрительного смысла. Как и многие бегуны наших дней, эти люди
демонстрировали скорее огромное мужество, а не здравый смысл и разумные
методы тренировки, но при этом они делали всё, что было в их силах. Во многом к
счастью, в начале 40-х годов, эти спортсмены ещё не были перегружены огромным
количеством научных данных о влиянии различных типов тренировки, но в то же
время они пали жертвой своей неосведомлённости, от которой страдают атлеты и
наших дней.

Неосведомлённость о воздействии различных типов тренировки приводит к тому,
что бегунов преследуют срывы и разочарования, а ведь многие из них могли бы
стать выдающимися спортсменами или мировыми чемпионами. Урок, который я
усвоил от этих пионеров бега, это огромное значение психологической подготовки
– если бегун внушит себе, что задача выполнима, то битва наполовину выиграна.
Противоположный пример «Невежд от спорта» – это совершенно другой тип
бегунов. Это великие африканское бегуны, не знающие внутренних барьеров и
ограничений. Им неведом страх неправильно выбранного темпа или показаний
секундомера на промежуточных этапах. Они просто убегают от своих
противников.
Интересно отметить, что американские бегуны имеют в своём распоряжении весь
арсенал современной науки и медицины, и несмотря на это, африканские бегуны
на Чемпионатах Мира не оставляют им ни малейших шансов на победу. И что ещё
более примечательно, если не трагично, так это то, что после переезда в
Соединенные Штаты, для участия в соревнованиях в составе сборных команд
американских колледжей, показатели подготовленности африканских бегунов
начинают ухудшаться. Они как цветы – вырви их из родной почвы, и они завянут.
Сегодня, благодаря нелепым усилиям физиологов, даже такие бегуны как
Альберто Салазар, уверовали в то, что им никогда не удастся выработать умения
быстро финишировать. В действительности, всё, что им требуется сделать – это
определить, на какие аспекты тренировки необходимо обратить внимание и
начать над ними работать!
Моё собственное путешествие на вершину мировой лёгкой атлетики началось с
Олимпийских Игр 1948 года в Лондоне, на которых я стал свидетелем того, как
Эмиль Затопек установил потрясающий мировой рекорд в беге на 10 000 метров. В
то время Затопека считали удивительным феноменом. Его доминирование в спорте
объясняли неестественно высоким уровнем физических возможностей. Так
называемые спортивные эксперты совершенно не обратили внимания на
удивительно лёгкую и непринужденную манеру бега Затопека и на те
невообразимые тренировочные нагрузки, которые он выполнял. Выступление
Затопека в 1948 году зажгло огонь в моём воображении.
Я решил перестать быть просто зрителем. На следующий день я больше не пошёл
смотреть Олимпийские Игры. С этого дня я начал тренироваться. Не много в мире
найдётся атлетов, которые имели такую же волю к тренировкам! Вознаграждением
для меня стало установление нескольких мировых рекордов, Олимпийская медаль,
и, наконец, победа над великим Затопеком!
В те времена традиционная спортивная мудрость предостерегала молодых атлетов
от тяжёлых тренировок, Затопек же продемонстрировал, что для восхождения на
вершину требуется не излишняя предосторожность, а напряжённая работа, знания,
дисциплина и смелость. Выступление Затопека на Олимпийских Играх 1948 и 1952
годов открыли дверь для идущих за ним атлетов. Он показал, что для достижения
максимальных результатов, спортсмен должен тренироваться два или три раза в
день, круглый год без перерывов. Имея перед собой пример Затопека, я готов был
яростно атаковать спортивный мир. Но прежде чем в полной мере реализовать
свои намерения я должен был убедиться, что эффективно расходую свое
тренировочное время – а именно, выполняю нужную работу в нужных
количествах.

После Олимпийских игр 1952 года в Хельсинки, я встретил великого немецкого
тренера Вальдемара Гершлера. К тому времени Гершлер уже в течение 20 лет
сотрудничал с профессором кардиологии Гансом Рейнделом и со специалистами
психологами. Взгляды Гершлера на тренировку бегунов на длинные дистанции
намного опережали его время. Он исходил из системного подхода к тренировке,
при котором ум и тело спортсмена постепенно адаптировались к планомерно
возрастающему уровню нагрузок.
Гершлер стал первым человеком, который показал мне, что я способен
тренироваться ещё более интенсивно. Он научил меня, как достичь максимальной
эффективности. До нашей встречи я тренировался на свой страх и риск, но доверие
к опыту Гершлера освободило меня от этой ответственности. Ранее я тренировался
очень напряжённо, но не вполне отдавал себе отчёт о том, что я делаю, и не
особенно волновался на этот счёт.

До настоящего времени я использую многие принципы интервальной тренировки,
которым научился от этого великого немецкого тренера 50-х годов. Почти каждый
серьёзный бегун сегодня использует принципы интервальной тренировки
Гершлера, часто даже не подозревая об этом – наглядный тому пример –
американец Стив Скотт.
Благодаря тому, что Гершлер был моим учителем, я смог в 1956 году понизить
мировой рекорд в беге на 5 000 метров до 13.36.8 (Гундер Хагг преодолел рубеж
14.00 в 1944 году, пробежав за 13.58). Методы тренировки Гершлера позволили
мне конкурировать с лучшими бегунами мира на протяжении более чем 10 лет.
Методика Гершлера и пример Затопека превратили меня в настоящего
соревновательного бегуна. Существенным фактором для меня стала способность
отказаться от традиционных подходов и начать делать именно то, что было
необходимо для устранения пробелов в моей подготовленности.
Осень и зиму я проводил, выступая в соревнованиях по кроссу. В те годы я был
широко известен, благодаря своей манере ломать тактику забега с помощью
убийственно быстрого старта. В 1954 году я стартовал в Национальном
чемпионате по кроссу (на дистанции 10 миль), пробежав по грязи первые полмили
пробега за 2.03. Я старался как можно быстрее разрешить вопрос о том, кто будет
победителем забега, оставляя всем остальным возможность сражаться за второе
место.
Двумя годами раньше, на Чемпионате по Кроссу, я выиграл забег на семь с
половиной миль за 33.00, в таких ужасающих условиях, что Крис Четауэй (в
последствии один из лучших бегунов в мире) победил тогда в юниорском забеге на
5 миль с результатом лишь 28.00. В 1953 году, на чемпионате в Сюррее, по ходу
забега на семь с половиной миль, я превысил рекорд трассы на 5 миль, опередив
Четауэя почти на 2 минуты.
В начале 1951 года, всего одну неделю спустя после победы на Южном
Юниорском Кроссе на дистанции шесть миль, где я финишировал с огромным
отрывом в две с половиной минуты, я выиграл Королевский Чемпионат
Воздушных сил в Уэльсе среди взрослых, победив чемпиона Южного Кросса
Джона Стоуна. В те годы я бегал за три лидировавшие команды Южного
Дивизиона: юношескою (три мили), юниорскую (шесть миль) и взрослую (девять
миль) – достижение, не имевшее аналога в британском кроссовом беге. В 1955
году, руководитель британской команды, Джек Крамп, так оценил мои успехи:
«Гордон Пири самый выдающийся кроссовый бегун, которого я знал».
Мои успешные выступления не ограничивались только зимними месяцами или
соревнованиями по кроссу – я также принимал участие во всех летних
соревнованиях международного уровня во всём диапазоне дистанций. С 1951 по
1961 год я соревновался с лучшими бегунами мира на дистанциях от 800 до 10 000
метров и побеждал многих «специалистов» на данных дистанциях.
Моя программа подготовки позволила мне в 1953 году на знаменитом забеге на
милю Эмсли Кар успешно соревноваться с таким бегуном, как Уэс Санти
(Канзасский ковбой, установивший рекорд мира на 1 500 метров). Несмотря на
уверения так называемых спортивных «экспертов», что моей скорости
недостаточно для соревнования на средних дистанциях, я победил Майкла Джейзи
(обладатель мирового рекорда на милю) и немецкую звезду Клауса Рихтценхайна
(серебряный призер Олимпиады 1956 года на 1 500 метров) в 1961 и 1956 годах
соответственно. Дерек Ибботсон, Владимир Куц, Шандор Ихарош, Истван
Росцавольи, Ласло Табори, Питер Снелл, Херб Эллиот и Джон Уолкер – все они
обладатели рекордов мира – были среди моих жертв.
Я не могу сказать, что добился таких выдающихся успехов благодаря
необычайным физическим данным либо использованию волшебной
тренировочной формулы. Просто я относился к своим тренировкам и
соревнованиям с полной самоотдачей, несвойственной тому времени и
считавшейся чем-то «неанглийским». Я смог победить этих великих бегунов
потому, что моя тренировка позволяла мне выдерживать необычайно жёсткий темп
и пробегать последние 220 ярдов за время близкое к 25 секундам (по тяжёлой
гаревой дорожке).
Для достижения таких результатов я пробегал 10x220 ярдов по 24 секунды и не
один, а два раза в день. Я мог пробежать на тренировке 20x440 ярдов по 59 секунд
с 30 секундными интервалами или 12x440 ярдов по 55 или 56 с минутными
интервалами.
В 1954 году меня назвали сумасшедшим, когда я пообещал понизить мировой
рекорд на 5 000 метров до 13.40. Спортивная пресса назвала меня бегающим
«идиотом» (по видимому, из-за моей любви к этому слову). Очевидно, что мои
прямолинейные заявления о том, что мировой рекорд Хагга и «непреодолимый»
барьер 13.40, не устоят перед атлетом, имеющим твёрдое намерение их сокрушить,
были оценены прессой как самонадеянные. Ведь одно дело стремиться к
результату, который мировой общественностью воспринимается как непоколебимый и совсем другое – быть честным перед самим собой в этом
намерении. Вообразите удивление моих оппонентов, когда 19 июня 1956 года я
пробежал 5 000 метров за 13.36,8, став первым атлетом, покорившим
«непреодолимый» барьер 13.40 и втащившим за собой под заветную планку
великого Владимира Куца (13.39,6). Мои критики стали на удивление молчаливы,
после того как мы с Куцем побили мировой рекорд Ихароша 13.40,8
Несмотря на постоянное участие в соревнованиях, мои соперники никогда не были
моими противниками. Настоящую битву я вёл с самим собой. Меня гораздо
больше интересовало расширение границ своих возможностей, а не победа над
противниками. Я никогда не был удовлетворен уровнем своей подготовки и
постоянно увеличивал тренировочную нагрузку, исследуя пределы возможностей
своего организма. Временами, казалось, я подходил к опасной черте, но мне всегда
удавалось избегать серьёзных травм и постоянно прогрессировать на протяжении
спортивной карьеры. Даже теперь, спустя многие годы, я продолжаю использовать
различные типы тренировочной работы, начиная от быстрого спринта, жёсткой
интервальной тренировки и вплоть до сверхмарафонских пробегов. Я тренируюсь
напряжённо: бегаю по холмам, работаю с отягощениями, но никогда не делаю это
бессистемно. Я постоянно старался сделать больше, но всегда знал, что я делаю.

Необходимо уделять внимание каждой мелочи вашего образа жизни, так как для
прогресса не достаточно одной лишь решимости. Требуется тщательное
планирование и знание. Знание – это то, чему посвящена данная книга.
Итак, имея за плечами багаж почти 50-летнего опыта спортивной и тренерской
деятельности, давайте начнём. Принципы, изложенные на последующих
страницах, могут назвать революционными, но это те же самые принципы,
которые я использовал в своей тренировке и которые были отточены в течение
трёх десятилетий тренерской практики с такими атлетами как Анне Смит
(Великобритания), Анне Одейн (Новая Зеландия), Эллисон Роу (Новая Зеландия) и
Джим Хоган (Ирландия) – все обладатели мировых рекордов – и многими другими
чемпионами. Информация, представленная в данной книге применима как для
тренировки спортсмена олимпийца, так и для школьника, планирующего выступать на местном чемпионате, ей могут воспользоваться любитель-марафонец
и любитель оздоровительного бега трусцой. Моё намерение при написании данной
книги – это дать бегунам любого уровня понимание того, как сделать бег более
приятным, менее травматичным, и, конечно же, чертовски более быстрым!

Комментарии на сайте (0)
ВКонтакте
FaceBook
Лучшее
Оставьте свой отзыв
Вверх